January 19th, 2016

Вячеслав Кантор: "Это было, скорее всего, термоядерное оружие".

Вячеслав Кантор, Президент Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы, прокомментировал ядерное испытание проведенное в Северной Корее 6 января нового года, в интервью российскому изданию «Эксперт Online».


- Было ли это, на ваш взгляд, действительно испытание термоядерного оружия? Каковы последствия этого шага для международной безопасности в целом, для России и для Корейского полуострова?

- Говорить об этом рано, пока мы имеем лишь декларации Пхеньяна и сообщения СМИ о зафиксированном подземном толчке. Это было, скорее всего, термоядерное оружие с использованием эффекта "бустирования" для более эффективной цепной реакции урана или плутония.

В любом случае, если сведения подтвердятся, испытание в КНДР водородного взрывного устройства станет еще одним шагом в разрушении региональной и глобальной безопасности, в подрыве системы и режимов ограничения ядерного оружия и его нераспространения.

Ядерная и ракетная программы КНДР, безопасности которой ни одна из соседних стран или великих держав не угрожает, увеличивают угрозу войны на полуострове с высокой вероятностью применения ядерного оружия и с разрушительными последствиями для корейского народа и окружающих стран, включая КНР и Россию. Это испытание является грубым нарушением целого ряда резолюций Совета Безопасности ООН. Выход КНДР в 2003 г. из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) признан мировым сообществом незаконным и противоречащим нормам международного права. Последовавшие четыре испытания ядерного оружия КНДР нанесли большой ущерб всему режиму нераспространения ядерного оружия. Последнее испытание выглядит особенно провокационно после заключения в июле 2015 г. многостороннего соглашения по иранской ядерной программе.

- Могли ли корейские ученые сами разработать такое оружие, или для этого необходима помощь извне? Насколько высоким общим технологическим уровнем необходимо обладать, чтобы создать такой тип оружия, либо же для этого возможно узкое развитие одного направления?

- Разработали заряд КНДР сами. И – да, там использовали узконаправленное развитие военной ядерной технологии.

http://mkisrael.co.il/articles/2016/01/11/vyacheslav-kantor-eto-bylo-skoree-vsego-termoyadernoe-oruzhie.html

Моше Кантор: "Правительства должны усилить защиту еврейских организаций"

Для истории Франции 2015 год стал болезненным периодом, и особенно это касается истории французских евреев. От резни в редакции Charlie Hebdo с последующим захватом заложников в кошерном супермаркете Hyper Cacher до кровавых ноябрьских терактов в Париже – год начался и завершился под знаком исламистского террора.

Скоро уже год с тех пор, как было совершено нападение на Hyper Cacher – эта дата отмечена одним из самых жестоких злодеяний, совершённых в отношении еврейского народа Европы после Второй мировой войны, и для правительств всех стран Европы настало время объединить усилия в решительном, общем и согласованном шаге для противостояния исламиcтскому радикализму и терроризму.

Став показательным для евреев Европы, нападение на Hyper Cacher явилось подтверждением многочисленных трудностей, стоящих перед нашим будущим в Европе и, особенно, во Франции. Вот уже многие годы такие сигналы служат предостережением для евреев всей Европы об угрозе их жизни и существованию, которую представляет рост исламистского терроризма, а также о неспособности правительств стран всего европейского континента бороться с этой угрозой. Постоянные опасения нападений провоцируют исход евреев из Франции, а сохранение нетерпимости в Европе лишь усугубляет эту проблему.

Статистика является действительно тревожной. Недавно опубликованный отчет правозащитной организации Human Rights First показал, что более половины всех преступлений, совершенных во Франции на почве нетерпимости и ненависти, имели антисемитский характер; и данный факт является еще более шокирующим из-за того, что евреи составляют только 1% населения Франции. Кроме того, по данным Службы защиты еврейской общины, с января по май 2015 года были зарегистрированы 508 преступлений на почве антисемитизма, что на 84% больше по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

Ущерб, нанесенный этой ненавистью, распространяется не только на еврейскую общину; напротив, отголоски таких действий ощущаются во всём французском обществе, подрывая фундаментальные ценности Республики. После бойни в редакции Charlie Hebdo, Премьер-министр Мануэль Вальс заявил следующее: «История показала нам, что пробуждение антисемитизма является симптомом кризиса демократии, кризиса Республики».

В следующем месяце опасения г-на Вальса были подтверждены полным критики отчетом о Франции, опубликованным Комиссаром Совета Европы по правам человека. Комиссар предостерег от дискриминации, расизма и высказываний на почве ненависти, которые, по его словам, не только постоянно возникают, но и приобретают особый размах во Франции. Если мы не будем бороться с предрассудками на этом базовом уровне, мы будем обречены испытывать их последствия.

Мне хотелось бы увидеть, как правительства всех стран принимают на себя обязательства по усилению защиты еврейских организаций силами полиции, как на безопасность выделяется больше средств, как принимаются четкие и недвусмысленные позиции по осуждению исламского радикализма, а также более строгие законы. Все эти меры должны быть скоординированы с новым специальным посланником Европейского союза по вопросам антисемитизма и реализованы посредством деятельности оперативной группы по борьбе с антисемитизмом. Во Франции и еще одной или двух странах Европы, в частности, в Великобритании, реакция властей стала шагом в правильном направлении. Французское правительство, например, взяло на себя полную ответственность за защиту еврейской общины: около 10 000 полицейских и солдат были направлены для обеспечения безопасности в школах и синагогах после нападения на Hyper Cacher. Антиэкстремистская стратегия британского правительства – хорошее начало, хотя, многое еще предстоит сделать.

Угроза исламского радикализма представляет проблему не только для Франции, но и для цивилизованного европейского общества в целом. Именно поэтому с 2016 года и далее нам нужен новый подход - подход, учитывающий нашу общую потребность проживания в мирных и безопасных общинах и признающий желание абсолютного большинства европейцев жить в мире, какова бы ни была их раса, религия и культура, но при этом подход решительный и жесткий в своем стремлении вырвать с корнем эту опухоль, угрожающую разрушить наш образ жизни.

В то время, как евреи Франции и Европы с надеждой смотрят в 2016 год, мы видим перед собой черные тучи; носители угрозы и устрашения по-прежнему рядом. Однако, в ходе истории еврейский народ никогда не предавался пессимизму, никогда не позволял ненависти победить себя. Проблемы многочисленны, но я убежден, что, если будут приняты надлежащие меры, мы одолеем зло, которое олицетворяет исламский радикализм. Поэтому мы призываем правительства всех европейских стран сделать все необходимое для обеспечения безопасности нашей общины, а также безопасности граждан Европы.

http://mkisrael.co.il/articles/2016/01/08/moshe-kantor-pravitelstva-dolzhny-usilit-zashhitu-evreyskikh-organizaciy.html